Урок 3

УРОК №3. СТАВКА ДИСКОНТИРОВАНИЯ


Превед, Кальмары!


Несмотря на необычное для многих название, суть проблемы достаточно проста. Люди в большинстве своем (90 % против 10 %; цифры приблизительные, но подтверждаются кучей различных исследований) смотрят на жизнь только в краткосрочной перспективе. Именно поэтому они массово голосуют за того, кто раздает гречку, а не за того, кто просто честно говорит, что собирается внести изменения в законодательство, благодаря которым подачки через некоторое время станут неактуальны.


 Винить за это людей бессмысленно: все человечество как биологический вид является именно таким.


Пословица «Лучше синица в руках, чем журавль в небе» на сухом научном языке звучит так: лица придают значительно меньшее значение благам, которые они ожидают получить в далеком будущем, чем тем благам, которые могут получить в ближайшее время.


Люди (индивиды и группы) дисконтируют будущие преимущества (т. е. снижают их значение) в зависимости от огромного количества факторов: от возможности получить подобные блага в другом месте или иным способом, от текущего и прогнозируемого уровня экономической или физической безопасности, а также от общего уровня общественного осознания относительной важности будущего в сравнении с настоящим.


Привожу пример. Вот цитата с какого-то форума:



Послушал Монтян и осознал неочевидную вещь. Между коммунальной мафией, которая стрижет деньги с жильцов «коммунального жилья» (ололо), и поставщиками услуг (лепестричество, тепло, вода), есть конфликт интересов.


Если первым выгодно, чтобы проблема с правами собственности не была урегулирована, чтобы все думали, что дом принадлежит ЖЭКу, и ремонтировать его тоже должен ЖЭК, чтобы продолжать стричь бабло и воровать бабло из бюджета на ремонт (опять ололо), то вторым выгодно, чтобы хрущебы таки были отремонтированы, потому что когда они начнут разваливаться, подонки-монополисты будут терять деньги из-за сокращения рынка. Ясное дело, что и те, и другие — гребаная мафия и имеют свое лобби в парламенте.



Суть проблемы схвачена, но только «по касательной». Если дом доходит до состояния полного износа коммуникаций, монополист уже не может продавать туда тепло и воду. ЖЭК продержится дольше, но не намного, так как с маргиналов, которые согласятся жить без воды и тепла, много средств не поимеешь.


Посмотрим на ситуацию глазами владельцев ЖЭКов и монополистов. Те из них, кто планирует долго работать на данном рынке, полностью поддерживают меня: сливают мне конфиденциальную информацию, распространяют мои идеи, помогают деньгами на просветительскую деятельность, инвестируют больше в обслуживание домов и коммуникации. В основном это те, кто понимает, что ничем другим больше заниматься не умеет, не хочет и его не пустят на другие рынки. То есть это те, кто смотрит на проблему в долгосрочной перспективе, а на страну — как на целостный имущественный комплекс. Их мизер, но они понимают, что, скорее всего, они и их дети будут жить здесь, и не хотят, чтобы вся страна из-за несовершенного законодательства превратилась в руины, населенные маргиналами. Это — люди с низкой ставкой дисконти́рования.


Абсолютное же большинство владельцев ЖЭКов и монополистов живут по принципу «после нас — хоть потоп», так как считают, что после того, как дома, которые они обслуживают, разрушатся, они легко инвестируют свои активы на каком-нибудь другом рынке или покинут страну. Это — люди с высокой ставкой дисконти́рования. Они меня горячо ненавидят, поскольку справедливо считают, что моя деятельность наносит им экономический ущерб.


Что ж! Как говаривала выдающийся антрополог Маргарет Мид, «мечты одного человека — это кошмары другого». Или, как говорят готтентоты, «добро — это когда наше племя победило соседнее, изнасиловало их женщин и угнало их скот, а зло — это когда соседнее племя победило наше, изнасиловало наших женщин и угнало наш скот». Все мы немножко готтентоты, увы. А некоторые — даже не немножко, дважды увы. И с этим надо смириться, и действовать исходя из этой печальной аксиомы.


★ Школа юного Кальмара ★